Инцидент на Сухой речке. Как американцы в 1950 году атаковали советский военный аэродром в Приморье

Дмитрий Никонов

Ровно 71 год назад, 8 октября 1950 года два американских реактивных истребителя Lockheed F-80C Shooting Star нанесли удар по аэродрому авиации Тихоокеанского флота близ села Сухая Речка возле бухты Перевозной в Хасанском районе Приморского края. Ввиду внезапности нападения налетчики ушли безнаказанными.

Lockheed F-80 Shooting Star – первый американский реактивный истребитель. Источник: lockheedmartin.com

1950 год, взаимоотношения между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции испортились окончательно. Уже произошли ряд инцидентов с применением оружия и жертвами с обеих противоборствующих сторон. К тому же, начавшаяся летом война на Корейском полуострове отнюдь не способствовала мирному сосуществованию двух уже сформировавшихся геополитических оппонентов.

Нападение на советский военный аэродром в Приморье стал апофеозом борьбы за весь1950 год. Оправдываться и извиняться пришлось самому Президенту США Гарри Трумэну, который также выразил готовность возместить причиненный ущерб и наказать виновных. Официальная версия произошедшего Правительства Соединенных Штатов одна, дескать летчики перепутали аэродром с Северокорейским, во что мне верится с трудом, так как аэродром Сухая Речка расположена примерно 150 км от Владивостока и 100 км от советско-корейской границы.

В тот роковой день на боевой готовности находилось только дежурное звено, весь остальной летный состав отдыхал, в понедельник намечались учебные полеты. Вдруг неожиданно в 16:17 со стороны Владивостока на небольшой высоте появилась пара неопознанных самолета, которые на подлете к аэродрому резко снизились и открыли огонь из бортового оружия.

Под удар попала 1-я авиаэскадрилья 821-го полка 190-й истребительной авиационной дивизии 54-й воздушной армии, находившаяся на боевом дежурстве. Американцы сделали два захода, огонь велся только из курсовых пулеметов по стоящим на стоянке самолетам. Кстати, вооружение Lockheed F-80 Shooting Star совсем нехилое – батарея из шести 12,7 мм пулемётов Colt Browning M2/M3. По иронии судьбы были поражены семь единиц поршневых Bell P-63 Kingcobra американской постройки, полученных еще по ленд-лизу и к 1950 году изрядно устаревших. Один из советских истребитель полностью выгорел, а из шести пострадавших несколько удалось восстановить и вернуть в строй. Жертв среди личного состава не зафиксировано.

Командование дивизии ответственности не понесло, по причине того, что полк на тот момент был уже выведен из состава дивизии. Как ни странно, не было претензий и к командиру полка – его просто не было на Сухой Речке во время налета. Основную вину возложили на начальника штаба полка, командиров дежурной эскадрильи военная прокуратура попыталась подвести под статью “за трусость”. В итоге начальник штаба был осужден за то, что он, в нарушение инструкций, разрешил поэскадрильное размещение самолетов на стоянках, и за то, что не организовал сразу после перелета связь с ПВО Владивостока.

Shootingstar-ы пилотировали Олтон Квонбек и Аллен Дифендорф. Из их объяснительных следует, что они мол сбились с курса из-за ошибки в навигации, приняли красные звезды на советских машинах за северокорейские и без задних мыслей открыли огонь по “врагу”.

821-й ИАП. Забелин на крыле «Кобры». Конец 1950 г. Сухая Речка. Из открытых источников

В одном из интервью известный советский ас Владимир Николаевич Забелин, занимавший в то время должность заместителя командира 3-й авиационной эскадрильи по летной подготовке 821-го истребительного авиаполка вспоминает инцидент на Сухой Речке так:

—  Что же произошло на Сухой Речке?

Конец 1950 года. В Корее уже полыхала война. У нас стали проводить учения с перебазированием частей на полевые аэродромы. Это стало входить в норму. 821-й полк проводил учение с перебазированием авиации и наземного обеспечения. Полк перебазировался, расставили все три эскадрильи по стоянкам, а 8 октября прилетели два «Шутинга», и нанесли удар по стоянкам. Официальные отчеты и то, что я видел, несколько расходятся. Считается, что один самолет взорвался, и еще шесть самолетов было сильно повреждено. На самом деле было повреждено более двадцати самолетов, а в полку по штату всего сорок самолетов должно быть. В официальных документах: они сделали один заход, и ушли. А на самом деле они сделали два захода. Расстреляли самолеты «Кингкобры», стоящие по линейке. Вот такая ситуация. И никаких «МиГов» там не было. Американцы самолеты своего производства расстреляли.

— Так это была провокация, или они перепутали?

Не перепутали. Это была чистейшая провокация. Они прекрасно знали, куда летят. Пролетели сто километров от нашей границы с Кореей. Они всё прекрасно знали. Это придумали, что молодые летчики заблудились, и прочее, ерунда.

— А жертвы были?

Про жертвы я не помню. Убитых, во всяком случае, не было. И вот после этого случая срочно создали 64-й авиационный корпус и стали срочно готовиться к перевооружению… Буквально за два-три года переучили на новую технику почти всю авиацию Дальнего Востока. До этого к нам относились как ко второстепенному направлению, всю новую технику в Европу направляли.

На следующий день, 9 октября 1950 года, заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Громыко вручил послу США в Москве ноту протеста. Реагируя на произошедшее, американский президент Гарри Трумэн выступил с обращением, в котором признал вину США и предложил «предоставить средства для возмещения любого ущерба, нанесенного советской собственности». Американцы сообщили, что инцидент стал результатом навигационной ошибки и плохого расчета летчиков, а командир соединения истребителей был снят с должности. На том инцидент был исчерпан.

Наш проект тоже не остался в стороне от тех событий, произошедших на Дальнем Востоке, и в феврале 2020, в год 70-летия инцидента Георгий Никонов посетил аэродром Сухая Речка. Ниже приведу текст и фотографии с его странички в facebook:

Недавно, с руководителем издательства “Русский Остров” Александр Яковцом, посетили эти места. Встетились с старожилами, обследовали место аэродрома. Объект законсервирован с конца 50-х годов, перфорированные плиты усиления полосы разобраны. Осталась идеально ровная грунтовая полоса заросшая травой и тальником, следы различных аэродромных сооружений, капониры и т.д. Сохранилась небольшая металлическая пирамидка в обочине дороги к летному полю. Оригинальная табличка утеряна, на нем укреплен новодел: “Советским летчикам, тихоокеанским соколам, погибшим при исполнении священного долга по защите Родины в 50-е годы ХХ века”