ПУТЕШЕСТВИЕ С ЗЕМЛИ ОЛОНХО НА ОСТРОВ “САХА ИЛИН”. 6 ЧАСТЬ – ПОРОНАЙСК

Автор: Дмитрий Никонов

Начало читайте по ссылкам: 

Расстояние в 77 километров отличного асфальта пролетели  быстро и вот уже после обеда мы в Поронайске. Город расположен на правом берегу устья реки Поронай. Во время японского правления носил название Сикука (от айнского “шикука”- “большой, широкий”).

В августе 1945 после прорыва Котонского укрепленного района советские войска вышли на оперативный простор и на этом направлении уже не встретили организованного сопротивления со стороны японских войск. Таким образом, Сикука была занята без боя, но все же противник, отступая, сжег город.

Улица г. Сикука (ныне Поронайск), 1905-1945 гг. Из фондов Поронайского краеведческого музея

Рассматривая старые фотографии японских городов времен Карафуто, можно провести аналогию с архитектурой поселений американского “дикого запада”. Где-то даже читал, что японцы, не изобретая велосипед, просто переняли их опыт.

Поронайск встретил нас развалинами комплекса цехов целлюлозно-бумажного комбината, построенного еще японцами. В свое время здесь выпускалось до 22 500 тонн целлюлозно-бумажной продукции в год.

Осмотр территории бумажной фабрики военным комендантом. г. Сикука (ныне г. Поронайск). Из фондов Поронайского краеведческого музея. 1945 г.

Во времена Карафуто такие заводы работали по всему Южному Сахалину. Да и с приходом советской власти они продолжили работать вплоть до недавнего времени, производя бумагу высочайшего качества. Например, Макаровский ЦБЗ первым в СССР начал выпускать в 1970-х годах газетную бумагу плотностью 50 г/м2, по тем временам это высочайший, мировой уровень производства. Почти вся продукция с Сахалинских комбинатов шла на экспорт, принося государству валютную выручку.

Целюлозно-бумажный комбинат. 2018 г. Источник: ujnosahalinsk.bezformata.com

Как и многие промышленные предприятия нашей страны, целлюлозно-бумажный комбинат с развалом СССР пришел в упадок. В настоящее время комплекс заброшен и ведутся работы по сносу.

Первым пунктом в графике экспедиции значился Поронайский краеведческий музей. В здании музея недавно был проведен ремонт, во дворе разбита симпатичная лужайка с фонтаном. У парадного входа нас встретили две статуи львов в восточном стиле, отлитых из металла, по всей видимости, из чугуна, но могу ошибаться.

Поронайский краеведческий музей летом.

Внутри же здания “прихожая”, если, конечно, можно так назвать, стилизована под каюту старинного корабля. Первый этаж полностью посвящен истории и этнографии коренных народов, проживающих на Сахалине, а второй этаж целиком выделен под японскую выставку.

Поронайский краеведческий музей. Источник: museum.ru

После знакомства приступили к обсуждению интересующих нас вопросов. На встрече присутствовали: коллектив музея во главе с директором Марией Родионовной Володенок, член Сахалинского отделения Русского географического общества, руководитель школьного краеведческого музея Елена Владимировна Савенко и фотограф, краевед, представитель народности уильта Юрий Васильевич Китагава.

Встреча в Поронайском краеведческом музее. 8 ноября 2019 г.

В ходе беседе были затронуты вопросы истории коренных народов острова, об их традиционных промыслах, проблемы сохранения традиционных устоев их жизни. Но все же разговор неминуемо перешел на тему жизни и деятельности известного якутского купца Дмитрия Винокурова.

Дмитрий Прокопьевич Винокуров. Поронайский краеведческий музей. 8 ноября 2019 г.

К сожалению, сохранилось очень мало достоверной информации о Дмитрии Прокопьевиче и о судьбе его семьи. Не известно даже, где он был похоронен. В виду этого обстоятельства, земляками Дмитрия Винокурова, мегинокангаласцами Иннокентием Яковлевым, Дмитрием Аргуновым и Евгением Копыриным в фонд музея был передан мешочек с землей из родного аласа купца, которую они везли в надежде отыскать могилу Винокурова.

Иннокентий Яковлев дарит в фонд Поронайского краеведческого музея мешочек с землей из родного алааса Дмитрия Прокопьевича Винокурова. 8 ноября 2019 г.

С экспозициями музея лучше всего вас познакомит экскурсовод Наталья Викторовна Третьякова:

Видео. Экскурсия по Поронайскому краеведческому музею. 8 ноября 2019 г.

И еще, во время осмотра японской выставки на втором этаже затряслись стекла шкафов с экспонатами. Я то было подумал, что на улице ведутся строительные работы или проезжает тяжелая техника. Только потом дошло – это было самое настоящее землетрясение. Местные не придали этому, ровным счетом, никакого внимания, видимо, для них, проживающих в сейсмоопасной зоне – это обыденность.

Личность Дмитрия Винокурова, на первый взгляд, весьма неоднозначна в силу отсутствия объективных сведений, практически весь его образ слеплен из субъективных воспоминаний, догадок, домыслов, кое-где и пропаганды. Как признают сами сахалинцы, в этом вопросе нужно провести комплексную совместную работу с якутянами. В связи с чем присутствующие на встрече выразили свою готовность на дальнейшее сотрудничество.

Видео. Поронайский краеведческий музей. 8 ноября 2019 г.
Георгий Никонов и директор Поронайского краеведческого музея Мария Володенок. 8 ноября 2019 г.
Елена Савенко с якутским чороном. Поронайский краеведческий музей. 8 ноября 2019 г.

Попрощавшись с гостеприимным коллективом музея, мы в сопровождении Елены Савенко и Юрия Китагава отправились в местность Отасу, где стоял дом семьи Винокуровых.

Отасу – это местность недалеко от города, расположенная на острове Северном в дельте реки Поронай. До 1945 года там находилось село с одноименным названием. Население состояло из коренных народов, коротко суть поселения можно описать как “образцовое село компактного проживания малых народностей Сахалина”.

Вид с окраины на поселок Отасу – деревянные дома и вешала разделены узким рвом, через который положены доски, имитирующие мостики. Вторая четверть XX века. Из фондов Поронайского краеведческого музея.

Сюда часто приезжали влиятельные японские чиновники и даже представители Императорского двора Японии. Выражаясь современным языком, Отасу был своего рода объектом этнографического туризма. Так вот, Дмитрий Винокуров являлся старостой села и в его доме часто гостили видные японские деятели тех лет, что обеспечивало ему обширные связи в высших японских кругах.

Умемия – переводчик японского языка (справа), группа японцев в национальной одежде, купец Винокуров (слева), рядом его дочь Варвара Винокурова возле дома с оленями домашними из стада купца Винокурова. Из фондов Поронайского краеведческого музея.

Дмитрий Винокуров родился в 1884 году в местности Ярмонка (якутское название – “Дьаархаан”) Якутской области. С 1910 по 1925 годы проживал в селе Паркотал на севере Сахалина. Занимался пушниной, торговлей и оленеводством. Заработал на этом огромное состояние. На свои средства построил приходскую школу и церковь.

С установлением советской власти, под угрозой коллективизации и раскулачивания эмигрировал на территорию Карафуто, а именно в Отасу. Бежать от советской власти удалось только со второй попытки, первая попытка была пресечена спецслужбами и его доставили в Александровск – в то время столицу советского Сахалина.

Митинг, посвященный освобождению Северного Сахалина от японских интервентов. Город Александровск. 15 мая 1925 г. Сахалинский областной краеведческий музей

Проведя разъяснительную работу Винокурова все же “отпустили” к японцам, скорее всего, предварительно завербовав. И постановочный побег новоявленного агента из севера острова стал частью игры, которую затеяла наша разведка. Для пущего эффекта, говорят, якобы группа перебежчиков даже отстреливалась от советских пограничников. И факт того, что купцу удалось перейти границу с большей частью нажитого – есть лишнее подтверждение его связей с советскими спецслужбами. Ему просто дали уйти.

Канторович В.Я.
Книга. Конец Винокурова. 1961 г. Сахалинский областной краеведческий музей

В Карафуто Дмитрий Винокуров помимо торговли и оленеводства начал заниматься политической деятельностью. Ратовал за обретение независимости Якутии при помощи военной мощи Японии. В 1930-е годы ездил на переговоры по этому поводу в Токио. Как говорят, являлся одним из неформальных лидеров белой эмиграции.

Японские чиновники стоят у дома Дмитрия Винокурова. Среди них дочь купца Варвара. Вторая четверть XX века. Из фондов Поронайского краеведческого музея.

Со временем, видимо, Винокуров начал терять свою ценность в качестве агента советской разведки, или же его заподозрили в двойной игре. Но как бы там ни было, в 1938 году терпение Главного управления госбезопасности лопнуло и Дмитрия Винокурова для разбирательств силой вывезли в Александровск. Конечно же, ему оставалось только согласиться на дальнейшее плодотворное сотрудничество, семья то осталась в Отасу.

Семья Винокуровых с гостями на Отасу. Из фондов Поронайского краеведческого музея.

Отсутствие столь видного человека не осталось для японских властей без внимания, его обвинили в работе на советскую разведку и бросили в тюрьму, где отсидел больше года. Японские застенки не прошли даром для здоровья уже пожилого купца. И к сожалению, после освобождения в 1942 году Дмитрий Прокопьевич скончался.

В настоящее время Отасу превратился в заросший кустарником пустырь. Сведений, где стоял дом Винокуровых, не сохранилось. Как я уже писал выше, в августе 1945 года отступающие японские части подожгли Поронайск, а вместе с ним и село Отасу. Советским войскам несмотря на все усилия не удалось спасти деревянные постройки, все сгорело дотла.

Земляки купца Дмитрия Винокурова Иннокентий Яковлев и Дмитрий Аргунов с флагом Мегино-Кангаласского улуса Якутии в местности Отасу. г. Поронайск. 8 ноября 2019 г.

На месте, где предположительно стоял купеческий дом, Наталья Викторовна рассказала ранее не известные нам факты из жизни Винокурова, в частности, о судьбе его единственной дочери Варвары. Как оказалось, она после смерти отца практически в одиночку пыталась заниматься оленеводством, но не осилив это нелегкое ремесло, перебралась в Поронайск. Варвара вела очень аскетичный образ жизни, можно даже сказать затворническую. Работала сторожем на городском стадионе, торговала на базаре. Замуж так и не вышла, умерла в одиночестве. Была похоронена на городском кладбище, могила не сохранилась до наших дней. 

В местности Отасу. Слева направо: Юрий Китагава, Дмитрий Аргунов, Елена Савенко, Георгий Никонов, Иннокентий Яковлев, Егор Борисов, Вадим Николаев. 8 ноября 2019 г.
Видео. Местность Отасу. Рассказ Елены Савенко. 8 ноября 2019 г.

Вернувшись в Поронайск, Елена Владимировна и Юрий Васильевич показали дом, где свои последние дни проживала Варвара. Ничем не примечательный панельный дом на окраине города. Так сложилась судьба самой богатой невесты Сахалина, дочери “Оленного короля”.

Достойным окончанием работы в Поронайске стал традиционный якутский обряд алгыс на песчаном берегу Охотского моря, проведенный Егором Егоровичем Борисовым. Я уверен, что такой обряд здесь никто не проводил со времен Дмитрия Винокурова.

Георгий Никонов с флагом проекта “Пути великих свершений” на берегу Охотского моря. г. Поронайск. 8 ноября 2019 г.
Видео. Обряд Алгыс на берегу Охотского моря. г. Поронайск. 8 ноября 2019 г.

Пофотографировавшись на фоне моря, мы выехали в столицу этого благодатного края, в город Южно-Сахалинск, где нас ждала масса интересных встреч.

Продолжение следует.

Остальные части читайте по ссылкам: